Саратовский чудо-пёс имеет неплохие шансы на победу в фотоконкурсе

22.10.2015
Центр крови Федерального медико-биологического агентства стал куратором конкурса на лучший снимок, касающийся донорства. Среди участников был замечен и гость из Саратова. Фотограф Алёна Курганова отправила свою работу, на которой все могут видеть беспородного пса-донора Джека. Напомним, четвероногий друг был в числе участников благотворительной акции «Мы одной крови».

Международный смотр собак запланирован в Смоленске

20.10.2015
Смоленская организация владельцев охотничьих псов зовёт всех на международную выставку, которая приурочена к юбилею данного сообщества.

Собаки в Калифорнии посоревновались в сёрфинге

16.10.2015
В штате Калифорния состоялись состязания по собачьему сёрфингу.

Маленькие волгоградцы стали свидетелями задержания преступника служебным псом

14.10.2015
Немецкие овчарки Эльза и Грант выступили с мастер-классом перед детьми в детском лагере.

Самую страшную собаку США кличут Квази Модо

12.10.2015
По информации Associated Press, в американском штате Калифорния состоялся 27-й по счёту конкурс, где боролись за право называться самой уродливой собакой мира.
Павел Шмельков

Книги → Твой защитник - телохранитель → Поведение собак по отношению к постороннему человеку

В голове у меня родился план, вернее, начало плана подчинения Норда нетрадиционным ме­тодам дрессировки.

Впереди был узкий мостик через ручей. Норд не боялся препятствий. Хозяйка водила его на дрессировочную площадку, и он научился пре­одолевать невысокие барьеры. Но сейчас я ре­шил предложить ему препятствие другого рода. Мы пошли по мостику. Когда прошли больше половины пути, я столкнул его вниз. Задние лапы собаки оказались в воде, а перед носом — метровая высота берега. Норд одним прыжком вскочил наверх, но когда он оказался на кромке берега, я, оставаясь на мостике и держа конец поводка в правой руке, сильно дернул на себя, и Норд опять оказался внизу. Норд не понял, что произошло, и опять прыгнул верх. Я опять де­рнул поводок на себя. Норд не издавал ни звука, лишь кряхтел в момент прыжка. Он прыгал на­верх, а я возвращал его обратно. Я был наверху, вне поля его зрения, и сила, заставляющая его оказываться опять и опять внизу, воспринима­лась им как некая неизвестная, сверхъестествен­ная. Тем не менее он понимал, что есть какая-то связь между происходящим и мною.

На шестой или седьмой раз, когда он был уже близок к отчаянию, я помог ему выбраться наверх и оказаться на берегу.

Внешне он был похож на мокрую курицу, но внутреннее его состояние изменилось. Он стал воспринимать меня как своего повелителя, как своего хозяина, в распоряжении которого его соб­ственная жизнь и благополучие. А я, не давая ему опомниться, подавал команды одну за дру­гой, но так, чтобы они были естественны в дан­ной ситуации. «Вперед», — орал я строгим голо­сом, и мы неслись по тропинке, как две скаковые лошади. «Хорошо, малыш, хорошо!»—но в этих «хорошо» слышалось не сюсюканье, а железный приказ к безоговорочной дисциплине.

«Хорошо, стоять!»—рвал я за поводок, оста­навливал его, срывал сухую траву и вытирал мокрое брюхо и задние лапы. Я сам вошел в раж и, манипулируя с псом, не обращал никакого внимания на его желания, характер и прежние капризы. Мы поменялись ролями. Я стал повели­телем и стремился закрепить это состояние нуж­ными и необходимыми действиями. Километра два мы с ним отмахали в этом ритме от того мос­тика до незаметной железнодорожной станции.

Лишь на платформе я дал ему расслабиться и передохнуть. Привязал к железному пруту ограждения и снял намордник. Норд, тяжело дыша, на полметра высунул свой розовый язык и плюхнулся на брюхо.

Мы ждали электричку. Мимо нас по краю платформы проходил невесть откуда взявшийся пассажир. Норд не был бы Нордом, если бы остался спокойно лежать и наблюдать за про­ходящим мимо человеком. В тот момент, когда расстояние стало минимальным, но совершенно достаточным, чтобы любому пройти спокойно, пес вскочил и затанцевал на задних лапах, оглу­шая меня, пассажира и окрестности раскатистым рыком. Я подскочил к нему, рванул за ошейник и силой осадил назад, как осаживают лошадь для того, чтобы запрячь в телегу. Норд повиновался безоговорочно.

Но через три дня после этих событий шлея вновь попала ему под хвост. А произошло это так.

Все три прошедших дня у нас был полный контакт. Норд превратился в отличную послуш­ную собаку. Я с ним был строг, но справедлив. Постепенно постигал его характер. Ко всему про­чему он оказался ненавистником кошек. Завидев кошку, Норд забывал про все на свете, рвался с поводка, рычал, пытался преследовать кошку, если та давала стрекача. Потом в разговоре с хо­зяевами собаки я узнал, что на счету Норда была не одна загубленная кошачья жизнь. Я же доби­вался от своих собак, чтобы они совершенно не обращали внимания на встречающихся кошек. И Норд, рычащий на кошку, получал от меня пинки и удары, но теперь воспринимал их как должное. А вскоре я добился того, что пес не тя­нул меня и не срывался с места при виде кошки. Завидев ее, он садился на задние лапы и пугал ее рыком или лаем.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21